Коварные порой преграды
Нас ожидают на пути,
Испытывать судьбу не надо –
Их лучше сразу обойти.

Что будет после? Очень важно
Подумать, взвесить, не спеша.
А мы ведь ходим не однажды,
Шутя, по лезвию ножа.

Признаться в том себе не смея,
Что выбираем ложный путь,
Мы утверждаем, что сумеем
Уйти, иль вовремя свернуть.

Но не всегда бывает видно,
Какая пропасть впереди,
Иль выглядит так безобидно:
Так почему б не подойти?

Не посмотреть, не заглянуть бы,
Что там за красочной чертой?
Какие жизни там и судьбы?…
И я ведь шла по кромке той.

Сама возможность оступиться
Казалась мне тогда смешной.
Видна же, вот она – граница.
Но… рухнул берег подо мной.

Держусь за край обрыва зыбкий.
Опоры под ногами нет.
Проходят люди: кто – с улыбкой,
Кто – дать пытается совет.

Одни – глядели с пониманьем.
Из уст других – звучал упрек.
Советы были, состраданья,
Но так никто и не помог.

И стало мне тогда понятно,
Что помощи я не дождусь.
И боль от страха необъятна:
Не удержусь, не удержусь!

Отчаянье мной овладело,
Когда я выбилась из сил.
В тот миг я в небо поглядела,
Мой дух о помощи просил.

И помню: Кто-то вдруг без страха
На край той пропасти шагнул…
Я помню, что Он тихо плакал,
Когда мне руки протянул.

Я помню: раны увидала
На тех протянутых руках.
И кровь стекала и стекала,
С меня смывая грязь и страх.

Я помню все, я разглядела,
Как Он измучен был вконец,
Израненное болью тело,
И тот, из терния венец.

Колючие шипы вонзились
В виски и бледное чело –
И капли алые катились.
И так стонал Он тяжело.

Я помню все, я не забыла:
Тот крест, что нес Он на плечах.
И столько в Нем заботы было,
И ласки в любящих очах!

Все передать то невозможно:
Он ведь меня не обвинял,
Но бережно и осторожно
На берег поднял и обнял!

Я чувствовала Его руки.
И было так прекрасно мне…
И гимна радостного звуки
Звучали ясно в вышине.

Возвел Он к небу Свои очи,
А по щеке текла слеза,
И прошептал: «Прости ей, Отче!
Я сделал все, как Ты сказал!»

Лариса Железняк

04.2001 г.

 

Add comment


Security code
Refresh